imageimageimageimageimageimageimageimageimageimage

ИВАНОВ АЛЕКСАНДР КУЗЬМИЧ


В Киеве, в Издательском центре Государственной академии руководящих кадров культуры и искусств вышла в свет новая книга стихов и песен «Зов романтики» заслуженного работника культуры Украины, директора Николаевского филиала Киевского национального университета культуры и искусств Александра Иванова.

Предлагаем подборку стихов А.Иванова, известного николаевского поэта, композитора, барда.

 

В  НОЧНОЙ  ТИШИ

В ночной тиши не каждый замечает,
Как, времени идя наперерез,
Вдруг исподволь биение легчает
И умолкает колокол небес.

Он отзвучит хрустальным перезвоном
С невиданными россыпями нот,
И этот звон печальным унисоном
С последним стуком сердца совпадёт.

Лишь Южный Крест замрёт оцепенело,
Бессменный страж на траурном посту,
И Козерог уложит неумело
Спать вечным сном упавшую звезду.

А в мире все останется как прежде,
Урочный час еще не вышел весь.
Давайте жить! Пока звонит надежду,
Качающийся колокол небес.


ДВА  УРОКА


Ещё всё безоблачно слишком
и очень душевно пока.
Несут осторожно под мышкой
живую игрушку - щенка.
Он будет желанным покуда,
но если всё искренне так,
я думаю: - Боже, откуда
так много бездомных собак,
друзей человека... И вскоре,
как злого предательства сглаз,
их участь - сачок живодёра,
будь проклят рождения час.
Пал на душу грех не прощённый,
и как-то в тревожной ночи
вдруг сердце замрёт обречённо,
и совесть спросонок вскричит.

* * *

Мне до сих пор вспоминается с мукою
школа, Тургенев, Муму.
Все директрису дразнили гадюкою,
мал был, не знал, почему.
Но не врала интуиция детская,
в женщине чуя змею.
А во дворе школы Жучка облезлая
грела щенячью семью.

Мы, разбитная шпана повоенная,
от велика до мала
знали и в Бога и в мать откровения,
только не знали тепла.
По бурьянам самокрутки чадили ли,
в драках ложились костьми,
а со щенками душой отходили мы
и становились детьми.

Жаль, что в те годы был чуть ли не дерзостью
детский общительный смех.
Нам из окна директриса шипела всё:
-   Всех накажу, всех, всех, всех!
Жорик припадочный, семя гадючее,
за похмельные гроши
ей побожился по пьяному случаю
наших собак порешить.

... Взвизгнула жалобно, как человек кричит,
корчилась мордою в грязь.
На костылях плакал мичман калеченный:
-   Что же ты делаешь, мразь?
Кодлом на нелюдя мы нападали все,
эх, если б сбить его с ног.
Но кулаком оглушённые, падали
Под беспощадный сапог.

Мне вспоминается с болью гортанною
школа, Тургенев, Муму.
Выли щенки над прибитою мамою:
-   Люди, за что, почему?
Вновь захлебнулся в наивной беспечности
школьный дрожащий звонок.
После урока бесчеловечности
шел гуманизма урок.

* * *

Город замер, как перед грозою,
И конца безысходности нет.
Ещё миг - и размоет слезою
Исчезающий твой силуэт.
И хоть вы меня бейте и режьте,
Но не в силах прорвать немоту:
Я смотрю, как святая надежда
К перекрёстку идёт,
Как к кресту.

 

ЗИМНИЙ  СОНЕТ

Я к щемящему сонету
Набросал эскиз каймы,
То сплошной чертою лета,
То пунктирами зимы.

И провёл холодной гранью
Между явью и мечтой
Штрих от точки замерзанья
До чуть тёплой запятой.

А когда в далёком марте
Будет снег сойти готов,
Я распутаю по карте
Многоточие следов.

Всё, что было наносное,
Смоет талая вода,
И останутся со мною
Только наши два следа.

* * *

В беспределе зимней стужи
Почта ходит по часам,
Замороженные души
Разнося по адресам.
В белом траурном конверте
Мне назло прислала ты
Извещение о смерти
Нашей зябнущей мечты.

А за окном моим зима,
Как продолжение письма,
А за окном моим зима, опять зима...
А за окном холодный снег
Скрывает память о весне,
А за окном моим холодный снег...

Замерзает птичья стая
На подлёте к небесам.
Отогрею ли тебя я
Или охладею сам?
Может оттепель весною
Смоет льдиное клеймо?
И белеет предо мною
Неначатое письмо.

А за окном метель чиста,
Как продолжение листа,
А за окном метель чиста, метель чиста...
А за окном холодный снег
Скрывает память о весне,
А за окном моим холодный снег...

Хоть направо, хоть налево -
Безнадёжно замело.
В царстве Снежной королевы
Нет намёка на тепло.
Нам вскочить в крутые сани
И умчаться бы на юг.
Не поможем себе сами -
Не избавимся от вьюг.

А за окном опять метель
Заносит след моих потерь,
А за окном опять метель, опять метель ...
А за окном холодный снег
Скрывает память о весне,
А за окном моим холодный снег...

НАМ,  ГРЕШНЫМ...

Нам, грешным, ближе поверхностный смысл.
К праздным раздумьям нет повода вроде.
Но почему так навязчива мысль
О чистоте первозданной природы?

И в полудрёме пригрезится луг
И мальчуган, по раздолью бегущий.
Не одинок он, подумаешь вдруг,
А породнён естеством со всем сущим.

Мне бы прервать угнетающий плен,
Без сожаленья покинуть бы город,
Пить родниковую воду с колен,
Плодом лесным утоляя свой голод.

Мне б по нехоженым тропам пройти,
Гладить по шее косуль непугливых,
Мне б хоть глоток вековой простоты,
Мне бы туда, где я буду счастливым.

Странною кажется эта мечта,
Ведь на исходе двадцатого века
Вряд ли найдутся такие места,
Где б не ступала нога человека.

ЛЕПЯТ  ЛАСТОЧКИ  ГНЕЗДО

Суждено ль проснуться рано
С теплым чувством - мой здесь дом, -
И смотреть как неустанно,
Без сомнений и обмана
Лепят ласточки гнездо.

Словно по наитью свыше
Прутики кладут крестом,
И растёт под зыбкой крышей
В уголке укромной ниши
Невесомый птичий дом.

И они, птенцов пугливых
Ограждая от невзгод,
Не в пример нам терпеливо,
С простотою прозорливой
Будут сохранять свой род.

В этом - суть предназначенья
И гарантия от зла.
Их не гложет отчужденье,
И не им сулит крушенье
Трижды проклятый разлад.

Отчего в сплошном надколе
Наши гнёзда-этажи?
Переполненные болью,
Как хранилища бездолья
На развалинах души.

И пока беда за гранью
И есть шанс один на сто,
Посмотри, как ранней ранью
Обречённым в назиданье
Лепят ласточки гнездо.

МОИМ  ДРУЗЬЯМ

Мотора сонное сопенье,
Его медлительность кляня:
- Друзья,- кричу я в нетерпеньи,-
Друзья, вы слышите меня?
Я затерялся в ритме буден,
И прилететь к вам всё не мог,
Но постигать мы вместе будем
Клубок запутанных дорог.
От нити той первоначальной,
Что нас вела в потоке дней,
До нити чёрной и печальной,
Когда теряли мы друзей.
И вздрогнет поседевший волос,
Когда в задумчивой тиши
Вдруг зазвучит мой хриплый голос,
Как стон израненной души.
А спеть хотелось про другое:
Друзья, я верю горячо,
Что всех нас счастье ждёт такое,
Какого не было ещё!
Что мы ещё такие же,  как прежде,
Что мы ещё воскреснем к жизни вновь
И перемножим давние надежды
На снова обретённую любовь!

…А скоро в путь. Под небом крики чаек,
Но как тревожен этот вещий крик!
И потому я с точностью не знаю,
Последний раз ли к родине приник.

ПОСВЯЩЕНИЕ  ОРЕСТРУ

Домры, гусли, балалайки
И баянов звонкий ряд
Через годы без утайки
Вновь со мною говорят.

Как мечту свою лелея
В колыбели добрых нот,
Мы в оркестре одолели
Главный в жизни поворот.

К дружбе с музыкой, к началу
Нескончаемого дня,
Где былое повстречало
Уже взрослого меня.

* * *

Душа созрела для полёта
И миг счастливый не забыть -
Когда из тысячи мелодий
Моя любимая взлетит.
И понесёт на чудо - крыльях
К тем, кто в оркестр навек влюблён,
Как будто новый мир открыли
И стал неповторимым он.

Царят в том мире вдохновенье,
Надежда, вера и любовь,
И к возрасту здесь нет почтенья,
Здесь каждый молодеет вновь.
Игре волшебной поклоняясь,
Как исповеди на духу,
Здесь музыка с души снимает
Рассудочности шелуху.

Вот все сольются воедино
Под дирижёра мудрый взмах –
И чувства разум победили,
И пульт ромашками запах.
Как ветер трепет пронесётся,
Волненье всколыхнёт до дна –
Баян то плачет, то смеётся,
И сердцу в такт дрожит струна.

Пусть инструменты, словно в гамме,
Ведут мелодию одну –
Они поют сегодня с нами
Про нашей юности весну.
И тех времён припомнив тосты,
Как прежде, всем друзьям желал,
Чтобы всегда вот так вот просто
Оркестр людей за душу брал.

* * *

Разберите меня вы на части –
Пусть я буду без рук и без ног,
Но найдите ту капельку счастья,
Что для вас я наивно сберёг.

А удвоить её в Вашей власти –
Ведь с тех пор, как людей создал Бог,
Правят парные страсти-мордасти –
Пары в ЗАГСе, как пары сапог.

Да и троица тоже от Бога –
Вы простите уж мне, чудаку,
Три желанья простых до смешного –
Вам лизнуть руку, нос и щеку.

... Чисел бег остановится где-то
У истоков старинной молвы,
И вы вспомните семь чудес света,
А восьмым чудом станете Вы.

И напамятъ о ночи бессонной
Согласитесь в преддверии дня –
Вам восьмым чудом быть недостойно -
Станьте первой, одной для меня.

...Вот и всё. Снова слов многократъе
Завершило свой круговорот
У единственной капельки счастья,
Что во мне в ожиданьи живёт.

И меня не терзайте на части –
Пожалеете после о том.
Лучше вы, как хмельное причастье,
Принимайте меня целиком.

ЛИСТОК  ИЗ  КОНСПЕКТА

Южные тревоги.
Ночи голоса.
Бронзовые ноги.
Дивные глаза.

Дальняя прогулка.
Томный разговор.
Тихий переулок.
Затемнённый двор.

Жаркое дыханье.
Гулкий стук сердец.
Скрип двери нежданный.
Взвинченный отец.

Маленькая ссора.
Агрессивный пёс.
Высота забора.
Необычный кросс.

Горькие итоги.
Новые штаны.
Южные тревоги.
Нежный свет луны.

 

ДОМ ЛЮБВИ

Ты позови меня манящим взглядом,
Я прилечу к тебе и буду рядом.
Нас всегда сквозь года
Ждёт венчальная звезда.
В небе есть наш заветный звёздный остров,
Только попасть туда совсем не просто.
Лучше нам строить дом,
Дом любви для нас вдвоём.

В том доме крыши нет пока,
А вместо крыши облака.
Есть только стены из песка,
А нужно строить на века.
Воздушным замкам веры нет –
Они не простоят много лет.
Ты только навсегда позови,
Построим вместе Дом любви.

Помнишь, как нас влекли за далью дали?
Только напрасно мы о них мечтали –
Ведь вдали от земли
Не построить дом любви.
Может пора с тобой решить однажды,
Сколько пройти навстречу должен каждый,
И найти на пути
Перекресток Дом любви.

В том доме крыши нет пока,
А вместо крыши облака.
Есть только стены из песка,
А нужно строить на века.
Воздушным замкам веры нет –
Они не простоят много лет.
Ты только навсегда позови,
Построим вместе Дом любви.

ПЕСЕНКА  О  МОЁМ  СЛОНЁНКЕ

В детстве отдалённом
В мои ребячьи сны
Пришёл смешной слонёнок
Из сказочной страны.
Особым чувством ведал,
Как очень нужен здесь,
И я всерьёз поверил,
Что он и вправду есть.

Слонёнок при удачах
Мне хоботом трубил.
А тосковал я, значит,
Он тоже грустным был.
Я все свои секреты
Слонёнку доверял,
И как никто на свете
Меня он понимал.

Мы шли по жизни вместе,
С годами говоря,
И я в каком-то месте
Слонёнка потерял.
С тех пор стал мир иначе,
И сказкам веры нет,
А где-то горько плачет
Слонёнок детских лет.

* * *

Всё острее в себе замечал я
Будоражащий цокот копыт,
Хоть в крови этот ритм не случаен,
Он от предков ещё не забыт.

А любви затаённое пламя
Не согрело меня. А потом
Обожгла вдруг далёкая память,
Как щелчок взгорячённым кнутом.

И тогда, оседлав самолёты
И взнуздав, как коней, поезда,
Мчал к тебе, в наши юные годы...
Виноват я.
Прости.
Опоздал.

* * *

На улицах Киева снова бои.
Но где же враги? Все как будто свои.
О, Боже, за что нам такая напасть! -
На улицах Киева делится власть.

Здесь проклята всуе святая судьба,
А в дьявольской пляске безумствует рок.
Здесь только и слов, что позор да ганьба,
Здесь каждый себе и судья, и пророк.

А нам всё не время взлететь в небеси,
И лень прошептать – Сохрани и Спаси!
И всё недосуг нам познать с высоты –
Зачем не к добру покосились кресты.

И в Киеве что-то с погодой не так.
Не свежие ветры, а жуткий сквозняк.
И проданы оптом благие дожди,
И куплены в розницу  горе-вожди.

Им каждому дай только главную роль,
Хотя что ни образ, то голый король.
Театром абсурда натешимся всласть! –
На улицах Киева делится власть.