imageimageimageimageimageimageimageimageimageimage

ВАРИАЦИИ НА  ТЕМУ ВРЕМЕНИ

 

Читающая публика обратила внимание на эссе
барда и наставника, профессора Александра Иванова
«Портрет на фоне времени». Отзыв о книге прислал
в наше издание и старый писатель Анатолий Маляров…


Учитель, священник, артист просто обязаны оставить свой письменный след, ведь их творчество живет только пока они за кафедрой, на амвоне, на сцене, то есть, пока они живы и в форме. А интеллектуалу есть что сказать современнику и потомку. Разумеется, по словам Ральфа Эмерсона: если человек знает, как выбрать из того, что он называет своим опытом, то, что действительно есть опыт, и как записать правду о собственной жизни правдиво.

На страницах Александра Иванова есть и опыт и правда, и, что важно для нашего неуютного времени – настроение оптимиста.  А еще – музыка рассказа, ритм строки. Встречавшим автора на подмостках и с гитарой понятно: вне гармонии артист и не умеет петь, говорить даже двигаться. С этим рождаются иэто несут художники сцены даже без зрителя, без случайного наблюдателя.

Пример исповедальной истины: биография бабы Дуни. Ее портрет встает перед читателем без ретушии элегических ноток: все морщинки видишь, скрипучий голос слышишь, всю самоотверженность чувствуешь и обожаешь живого человека. Аведь поступки старушки не всегда благовидны – ступала на паперть, приворовывала в самое коммунистическое (категорически нравственное) время. Ей прощаешь любую нескладную фразу, всякий проступок, потому что говорила, действовала, жила женщина ради другихи это свято!

Есть еще эпизоды и намеки на значительные события, которые возрождают ушедшее время или иллюстрируют наше. Вписаны  две-три фразы, а за ними стоит драматическая быль, из которой просто необходимо автору со временем сделать психологический, поучительный рассказ. Скажем, короткий срок притирания в Крыму и неприятие многого, что не соответствует менталитету и образованным вкусам художника.

Есть в книге целые страницы наблюдений и умозаключений автора, поучительные и для студента и для матерого читателя. Разумеется, как отшучивается богатый юмором Александр Кузьмич, не Эзоп, не Монтень, не Сковорода, но на наш взгляд, и весьма незаурядный мыслитель.

Вот шутливое наблюдение:

«На чудаках держится мир. И не улыбайтесь иронически. Это им, чудакам, мы обязаны большими и малыми открытиями. Это они придумали корабль на воздушной подушке и эскалатор, зонтик и змейку на ширинке. Думающие над чертежами подъёмника на Луну и мечтающие, чтобы лифт был надёжнее лестницы, тоже чудаки. Вы тоже думающие имечтающие.

…Один чудак додумался смотреть на солнце сквозь закопчённое стекло, и теперь весь мир носит солнцезащитные очки.

…Это чудак изобрёл перископ, чтобы незаметно заглядывать в женскую раздевалку, а теперь все подводные лодки могут тайно подглядывать друг за другом.

…Это Феликс Мендельсон первым додумался распространять свои композиции по городам и странам через путешествующих друзей и знакомых, и пусть продюсеры не кичатся новизной своей профессии.

…Михаил Поплавский решил выйти на сцену, чтобы «кулёк» стал Национальным университетом культуры и искусств. И что? Сработало!

Слава чудакам!Вовеки слава!»

Впрочем, читатель сам выберет из книги и юмор,и крылатые выражения, и толковые советы.

Книга сделана в модном сейчас среди станковых живописцев и видеокомпозиторов духе:  как бы коллаж.Сам Иванов об этом пишет так:

«В музыке есть интереснейший жанр - Вариации, - как бы свободная игра. Они подразделяются на строгие и вольные. Я всегда предпочитал вариации вольного стиля, А строгий стиль оставим для мемуаров».

Только уклон букинистический – продуманно, даже хитро. Как основа повествования и для сцепки – проза, для убедительности и настроения – тексты песен и стихи, для иллюстрации сама иллюстрация – фото.

Примеры стихов:

…Вновь под музыку снятся ночами
Вожаку журавлиного клина
Дирижерские взмахи крылами
Над клавиром бессмертного гимна.

 …Вновь стремимся мы жить на пределе
У огня обостренного чувства.
Посчастливилось нам – мы летели
В освежающем ветре искусства.

Музыка стиха от мастеров серебряного века, не правда ли?

Есть в книге одна исключительная особенность. Мемуаристы издревле притираются к знаменитостям. Мол, со мной рядом шел великий или я послужил большим людям. У Иванова в строке и на фото художники и масштаба страны и уровня района. Старая мудрость гласит: никто тебе не дал столько,как твой сосед по окраине. Вот почему мы знакомимся, - и довольно с неожиданной стороны, - и с докторами наук, и с народными артистами, и со скромными, а на поверку, оригинальными поэтами и композиторами из глубинки. Все они внесли в душу маэстро Александра толику понимания и чувства, с каждым из них он поделился своими открытиями. И тон отношения Иванова к каждому шедшему рядом глубок, с теплой улыбкой, с признанием роли каждого из них в творческой жизни. По образу от старого Шарля Гуно, помните? «В молодости я говорил: я и Моцарт, в зрелости: Моцарт и я. Теперь я говорю: только Моцарт!»

Просматривая книгу для этих заметок, я хотел бы упрекнуть автора за множество отзывов коллег и знакомых литераторов на последних страницах. Но книга  самодостаточна, «подпорки» тут ни к чему.

И еще хотелось бы, чтобы о болевых точках в своей творческой биографии Александр Кузьмич не говорил пробросом, как о помехе в стиле. Процесс переживания и преодоления неудач, чужой несправедливости, своих слабостей – бывает важнее успеха. В литературе изложение процесса важнее констатации результата.

Далеко-далеко не все далось столь легко Александру Иванову, как может показаться при первом чтении. Впрочем, это уже брюзжание старого писателя.

Читайте занимательную и веселую книгу! Радуйтесь, что в нашем полку служат столь одаренные люди!

Анатолий Маляров,
Член Союза писателей Украины