imageimageimageimageimageimageimageimageimageimage

Колокол небес

О том, что у руля Николаевского филиала Киевского национального университета культуры и искусства поставлен новый директор, мне стало известно давно. Но когда узнал, что новый ректор пишет стихи и поет свои песни со сцены, иронически подумал: вот и до Николаева докатилась мода на поющих ректоров. Поэтому, честно признаюсь, с чувством настороженности поднимался в ректорскую приемную на первую встречу с Александром Кузьмичом  Ивановым.  Спросил у секретарши, принимает ли ректор, и услышал неожиданное:

- Входите…

Попасть к прежнему директору института так запросто, без предварительной договоренности было не возможно. Как социальный психолог, отлично знал: по тому насколько вероятен доступ к начальнику, можно отчетливо судить и о стиле его руководства, и об особенностях характера…

В достоверности этого положения убедился еще раз. Выходя из кабинета, я унес не только впечатления от первой быстрой встречи. Но и  новую книжку Александра Иванова «Зов романтики», изданную недавно в Киеве,  с обложки которой, на меня внимательно смотрел сам автор с гитарой в руках. О том, что передумалось при чтении этого авторского подарка и хочется поговорить серьезнее.

Что толкает человека, занимающего такой солидный пост, имеющего научные и почетные звания сочинять стихи, писать песни, да еще распевать их со сцены, задавал я себе вопросы, недоверчиво раскрывая книжку. По плачевному опыту знал, что в наше время, можно издавать всякую ерунду, были бы деньги. А словесную белиберду, которую часто слышим по многим телеканалам, язык даже не поворачивается называть песнями.

Но уже четко выверенные заключительные строчки первого стихотворения, которым открывался сборник, приятно удивили и запомнились сразу:

«Давайте жить! Пока звонит надежду,
Качающийся колокол небес».

Увидеть и услышать колокол небес, дано только настоящему поэту с ухом чутким на музыку природы. А в следующем стихотворении запомнилось поразительное осмысление бытия:

«Я свято верю, что величье бесконечности -
В бессмертие бегущие года».

Тут уже поэзия тесно переплетается с философией. А ведь как часто именно такой глубины мышления  и не хватает нашей сегодняшней песенной поэзии.

Это авторское умение подниматься до глубокого обобщения особенно отчетливо прослеживается, когда поэт ведет речь  даже о самых простых, будничных вещах. Вот, к примеру, на первый взгляд обычная песенная зарисовка о зимнем дне в музыкальном стихотворении «А за окном опять метель…».  И в песне такие афористично-мудрые строчки:

«Нам вскочить в крутые сани
И умчаться бы на юг.
Не поможем себе сами –
Не избавимся от вьюг».

Такие жемчужины поэтической афористичности, которые сходу западают в душу читателя,  можно встретить на  многих страницах сборника. Вот только несколько, отчетливо характеризующие особенности поэтического стиля Иванова: «Душа созрела для полета», «Здесь музыка с души снимает рассудочную шелуху», «Баян то плачет, то смеется и сердцу в такт дрожит струна».

О мироощущении поэта, о его творческих и жизненных установках лучше всего можно судить по такому пронзительному четверостишию:

«И пока меня, бегущего по краю,
Не подкосят в жухлую траву,
С каждым словом я живу и умираю,
В каждой ноте умираю и живу…».

У нашего города счастливая поэтическая судьба. Его улицы помнят многих известных поэтов, посвятивших родному городу свои песни.  Александр Кузьмич приехал на жительство в Николаев уже в зрелом возрасте. Но как точно он уловил и сумел передать трепетные чувства, которые испытывают многие коренные николаевцы, проходя по родному городу в ранее утро:

«Город снова проснется с рассветом,
И пока он еще в тишине,
Я пройду по любимым проспектам,
Как на исповедь наедине».

Сборник Иванова интересен еще и своей разножанровостью. В нем кроме стихов собраны и юмористическая проза автора, отзывы и рецензии на его творчество, даже перечень научных трудов. При первом чтении эти вставки показались лишними и совсем не обязательными. Но вот одну из рецензий известный николаевский журналист назвал так: «Наш Кузьмич». И мне подумалось, а много ли в нашем городе ректоров вузов,  которые позволили бы такое фривольное обращение к себе, да еще включили в свой сборник? И не является ли именно это еще одним важным штрихом к личности Иванова?

Так что, возможно, подумает строгий читатель, в  книжке все идеально и у рецензента нет замечаний?  Конечно есть. Да, в некоторых стихах встречаются неловко подобранное слово, не точно поставленное ударение, необязательные строчки. Но не подобные огрехи составляют главную их суть. Умалчиваю об этом потому, что понял: сам автор прекрасно знает каким  осторожным нужно быть в стране поэзии и во всем, что связано с чувствами человека. Он это тонко выразил в песне с таинственным названием «Таньсания»:

«Запутанными тропками
Дойду в страну я эту,
Где жар сердец – как тропики,
Дыхание – словно ветер.
Далекая и странная
Зачем не знаю сам я,
Зовет волшебная страна
Таньсания, Таньсания».

Такой волшебный зов слышен только истинным поэтам, которым суждено мучиться и откликаться на этот зов всю свою жизнь…

Уверен, что сам автор, критически просматривая свою новую книгу, и без посторонних подсказок заметит и некоторую разношерстность собранных в ней материалов и необязательную торопливость отдельных строк. Прекрасно понимая это, он не случайно просит своих читателей и слушателей:

«…И меня не терзайте на части,
Пожалеете после о том.
Лучше Вы, как хмельное причастие,
Принимайте меня целиком…».

Поэтому  в заключение рецензии хочу сказать вот о чем. Закрыл последнюю страницу сборника, и подумалось: как здорово повезло николаевской молодежи и в особенности нашему  «Кульку», так в городе называют между собой сами студенты Николаевский филиал Киевского национального университета культуры и искусств, что во главе его оказался Александр Кузьмич Иванов – человек незаурядный, чуткий на слово,  художественный образ. Который, несмотря на все научные титулы и занимаемые должности, не оплыл чиновничьим жиром, не боится «бегать по краю», хорошо слышит, как звонит колокол небес и всегда готов откликнуться на зов романтики.

Илья Стариков,
доктор педагогических наук,
профессор факультета психологии НГУ
им. В.А. Сухомлинского, академик РАО